Композитор и дирижёр с удивительной судьбой

Беседы о музыке. Беседа-6

Главная » Беседы о музыке. Беседа-6

Автор Д.Б. Кабалевский

БЕСЕДА ШЕСТАЯ. О СИМФОНИЧЕСКОМ ОРКЕСТРЕ СКАЗКИ СЕРГЕЯ ПРОКОФЬЕВА «ПЕТЯ И ВОЛК» 

Сказка занимала в творчестве Прокофьева очень большое место. Он очень рано начал писать музыку. Вы знаете, что одна из самых ранних его фотографий, очень интересная фотография: пианино, на стуле около пианино сидит девятилетний композитор. И вот на пюпитре стоят ноты с великолепной надписью: «Великан». Опера. Музыка Сережи Прокофьева». Вы видите, он в девять лет уже попробовал сочинять оперу. Интересно, правда? И он собирал своих друзей, ребятишек, и они разыгрывали вместе эту оперу, ставили её у себя дома. А потом Прокофьев к сказке обращался много, много раз.

У него есть замечательная симфоническая сказа «Петя и волк». Это особая сказка, вот почему особая. Сказки бывают разные, а в этой сказке Прокофьев объединил действующих лиц из двух как будто бы миров. Из одного мира – настоящих, обыкновенных живых людей. А с другой стороны действуют Птичка, утка, кошка, Волк…  Причём, они думают по-человечески и даже почти по-человечески разговаривают, то есть во всяком случае умеют разговаривать с Петей. И получается, что эта сказка объединила тех настоящих, обыкновенных, простых людей, в частности, ребят-пионеров, которые действуют у Прокофьев в таких произведениях, как «Зимний костёр», или «На страже мира», в «Болтунье». А с другой стороны, такие персонажи, которые существуют только в сказке. По-человечески думающие звери существуют только в сказке. Вот такую интересную сказку Прокофьев и придумал.

Как Прокофьев её написал? Он любил бывать очень в Центральном детском театре. Это первый в советской стране и, кстати, во всем мире, театр, который был открыт специально для детей. И в те годы в этом театре показывались не только драматические спектакли, но и музыкальные спектакли, и даже устраивались симфонические концерты для детей. У Прокофьева возникла идея, написать такое произведение, которое не просто интересно было бы слушать ребятам, но которое помогло бы ребятам войти в область симфонической музыки, такой музыки, которую принято считать музыкой более трудной и более сложной, чем другую. Хотя на самом деле, я думаю, что это не так. Если умело в  эту музыку войти, то и она окажется совсем не такой трудной.

Прокофьев сам сочинил текст этой сказки. Сперва она называлась так: «Как Петя перехитрил волка». А потом Прокофьев назвал её просто – «Петя и волк». Это большое сочинение, для большого симфонического оркестра. Сколько времени, как вы думаете, могло уйти у него на сочинение такой сказки? Вы знаете, ровно неделя. И ещё неделя ему понадобилась на то, чтобы инструментовать. Знаете, что это такое – инструментовать? Расписать всё, для всех инструментов оркестра, чтобы можно было каждому инструменту поставить свои ноты, чтобы он её сыграл, эту музыку. И первое исполнение состоялось под управлением самого Прокофьева, он сам дирижировал этой сказкой.

Замысел такой до него никогда ещё ни у кого не возникал. Прокофьев был первый, который решил научить ребят, что такое симфонический оркестр, научить их не в форме урока, а в форме увлекательной симфонической сказки. Такого замысла ещё не было, повторяю.

Как Прокофьев подошёл к решению этой задачи? Каждому действующему лицу в этой сказке он дал не только свою музыку, т.е. разные мелодии, но он каждую мелодию эту, каждого действующего лица, дал определенному какому-то инструменту. Мы на рояле тоже узнаем – сыграю  я вам такую мелодию (играет на рояле тему Пети).  Или я вам сыграю такую мелодию (играет на рояле тему Дедушки). Вы узнаете, что это разные мелодии. Правда, да? Но, звучат они обе одинаково, на рояле, правда? Если бы мы так про живопись говорил, то разный рисунок, правда, а краской-то одинаковой нарисован? Верно, да? А он сделал, что не только разный рисунок, но и разной краской нарисовано. Каждый персонаж сказки будет по-своему изображен в оркестре.

Теперь я хочу, чтобы вы поняли, какая огромная разница между музыкой, скажем, сыгранной на рояле и той же музыкой, сыгранной в симфоническом оркестре. Я вам сыграю мелодии, которые характеризуют каждое действующее лицо, сперва на рояле и тут же мы услышим, как это звучит в оркестре. И вы можете сразу сравнить, какая большая разница.

Во-первых, Петя. Прокофьев сказал так: «Если каждое действующее лицо будет изображено одним инструментом, то Петя должен быть изображен не одним инструментом, а целой группой инструментов. Мы, говорит, его охарактеризуем всеми струнными инструментами сразу». И Петя охарактеризован в этой сказке струнными инструментами оркестра. Музыка, вот какая. Посмотрите. (Играет на рояле тему Пети).

Причём, обратите внимание, в нескольких беседах у нас шла речь о том, какую большую роль в музыке играет песня, тане и марш. Помнит из вас кто-нибудь? Помните. Вы посмотрите, здесь Петя, как будто напевает песенку, правда? Это песенка. (Наигрывает тему). Напевает. Вместе с тем, он как будто чуть-чуть пританцовывает, правда? (Наигрывает). И вместе с тем здесь внутри содержится марш. И именно из этой мелодии в конце сказки Прокофьев сделал марш. Он раскрыл тот марш, который только едва-едва чувствуется в начале… 

Смотрите, как в конце звучит эта тема. (Играет марш из финала сказки). Вы видите, какой марш получился, да, из этой темы? Почему получился? Потому, что он внутри уже содержался. Если бы его не было, ничего бы не вышло.

Теперь послушайте, как тема Пети звучит у струнных, в тех инструментах, которые наиболее человечны, как мы говорим, наиболее эмоциональны. Вы знаете, что больше всего выражает какие-то чувства человека. Послушайте сейчас, как звучит эта тема у струнных. (Звучит запись). По-другому звучит. И теперь, когда вы услышите струнные инструменты в этой сказке, даже если они будут играть чуть-чуть другую музыку, вам сразу покажется, что это вошёл Петя.
Теперь появляется Птичка. Ну, если бы вы сочиняли такую сказку, какому инструменту вы бы поручили изображать Птичку? Флейте. Ну, флейте, конечно. Прокофьев решил – нужно делать самое простое. Вы посмотрите, как он угадал. Смотрите, как на рояле звучит мелодия этой Птички. Вот она (играет на рояле тему Птички). А вот теперь на флейте. Пожалуйста (звучит флейта). Вот. Я уверен, что теперь и Птичку вы узнаете всегда, когда бы она ни появилась.

 Теперь появляется Утка. Ну, Утку не так легко было, вероятно, придумать. Тут нужно было в музыке, во-первых, передать ощущение очень большой её неуклюжести, вы вот знаете, вот. Как Утка ходит. И Прокофьев дал Утку изобразить гобою – инструменту, который, особенно вот в этом месте, в низком регистре, даёт такой тяжелый немножко и немножко неуклюжий звук. И как будто Утка крякает. Вот посмотрите, как он сделал это. (Играет на рояле). Неуклюжая такая походка. Вот теперь посмотрите, как в оркестре Утка звучит у гобоя. (Звучит запись). Флейта и гобой это духовые инструменты деревянные. Флейта вот так горизонтально держится. Видели такой инструмент? Вы знаете. Гобой, наоборот, такая расширяющаяся немножечко трубочка.

Третий деревянный инструмент – кларнет. Самые низкие звуки кларнета изображают у Прокофьева Кошку. Она изображена такой, как будто очень мягкой, очень такой изящной, а, вместе с тем, она очень хитро и вкрадчиво крадётся. И потом – умеет царапаться? Это из музыки видно. Вот какая тема у неё (играет  на рояле тему Кошки). Видите как, да? Хорошо музыка передаёт характер кошки, правда? Вот посмотрите, как это звучит в кларнете в оркестре. (Звучит в записи тема Кошки. Кабалевский комментирует: «Крадется, крадется»). Узнаёте теперь Кошку? Да? А одновременно узнаёте кларнет? Вы теперь ясно слышите, как звучит флейта, правда? Как звучит следующий инструмент? Гобой. Как звучит кларнет, особенно когда он внизу.

А теперь мы послушаем четвертый деревянный духовой инструмент – самый низкий. Он называется фагот. Такой длинный очень инструмент, с белым кружочком наверху. В оркестре вы, вероятно, замечали его. Он сидит в конце самом оркестра. Этим инструментом Прокофьев изобразил Дедушку. Этот инструмент в состоянии играть очень разные вещи. Он, меду прочим, в состоянии очень хорошо поворчать. Вот посмотрите, он такой Дедушка, он, в общем, добрый Дедушка, вероятно. Но он очень обеспокоен судьбой Пети, и  немножечко ворчит вначале. Послушайте. (Играет на рояле тему Дедушки).

Вот теперь посмотрите как в оркестре, как фагот это сыграет. (Звучит в записи тема Дедушки). Дедушка на Петю очень рассердился. Это вы увидите потом, по какому поводу.

И теперь дальше – появляется Волк. Волка Прокофьев изобразил не одним инструментом, а тремя одинаковыми инструментами – аккордом  из трёх валторн.  Вот когда появляются валторны, значит, появляется вместе с ними и Волк. Вот как это происходит в музыке. (Играет на рояле тему Волка).  Вот послушайте теперь три валторны в оркестре, а то всё это такой же краской, как Дедушки, правда? Музыка-то другая, а краска всё одна на рояле. А вот теперь другая краска будет, смотрите. (Звучит в записи тема Волка). Вот.

Осталось ещё одно действующее лицо. Это кто? Охотники. Да. Вот как изображены Охотники. Охотники идут довольно весёлой походкой. Волка они найти не могли, как это выяснится в сказке, пока его Петя ни поймал. Но, на всякий случай, эти храбрые охотники идут, идут и время от времени постреливают из ружей, вероятно в надежде, что всё-таки вдруг и подстрелят Волка. Вот как это происходит в музыке. (Играет на рояле тему Охотников).

А вот теперь в оркестре, посмотрите, как будто новая краска. А знаете, как эта краска получилась у Прокофьева? Он взял флейту, гобой, кларнет и фагот и соединил всё вместе на одной ноте. И получилось совершенно как новый инструмент. Знаете, как мы краски смешиваем? Да? Красную с синей смешаем, что получится? Ну, лиловый, конечно. А если мы смешаем синюю с желтой? Тогда получится зелёный. Вот также и в оркестре, можно соединить разные инструменты, разные краски и получается совершенно новая краска. Вот вы сейчас услышите: тема охотников – совершенно новая краска – четыре  краски вместе.

Ну, а «выстрелы» каким образом будут изображены? Барабан. Ну, конечно. Причём не одним барабаном, а большим барабаном, знаете, такой большой, в который ударяют сбоку и литаврами, литаврами. Это такие, вроде трёх котлов металлических, затянутые кожей. Их можно настраивать. На большом барабане, там всё одно звучит – громко и низко, а на литаврах можно менять звук. Вот послушайте, как идут Охотники и эти «выстрелы» звучат в оркестре. (Звучит запись Кабалевский комментирует: «Новая краска совсем, правда? Четыре инструмента вместе»). Вот пальба пошла какая, на всякий случай у охотников!

Вот все действующие лица. Мне кажется, что вот по таким примерам вы уже запомнили и действующее лицо, и инструменты оркестра, Теперь, когда мы будем слушать сказку, а сейчас мы к этому перейдём, обратите внимание вот ещё на что. Если мы, скажем. Волка изобразили бы флейтой. «Флейта – Волк». Знаете, как надпись такая, табличка. А Птичку – барабанами. Знаете, если барабаны, значит это Птичка. Раз табличка висит, мы узнаем, что это такое. Но, получилось бы абсолютно всё невероятно и непонятно, правда?

Значит чело не просто в том, чтобы разные инструменты были у разных действующих лиц. Но важно то, чтобы каждый инструмент соответствовал характеру действующего лица. И если переводить это в область рисунка, живописи. Это сочетание чего? Рисунка и краски? Правда, да? Это всем понятно вам, даже самым младшим, вероятно, понятно? Что рисунок и краска. Вот это создает… Что? Какой-то уже характер, правда? Это не просто табличка, это уже характер.

Вот теперь вы посмотрите, как эти характеры в музыке будут «расти», «встречаться» друг с другом, «спорить» друг с другом. Например, когда вы услышите разговор Пети с Птичкой вначале, очень спокойно будет идти музыка Пети, и очень спокойно будет идти музыка Птички. Но когда начнётся спор, вы это увидите, на очень важные темы для Утки и Птички темы, а у них есть свои важные темы для спора, когда возникнет такой спор, вы посмотрите, как музыка будет, какая она беспокойная. Настоящий спор будет. А когда Птичка будет залезать на дерево, и Кошка будет залезать на дерево, это будет по-разному, это не просто одинаково – кверху флейта сыграет и кверху кларнет сыграет. Совершенно по-разному они будут взбираться. Птичка будет взлетать, а кошка будет прыгать и делать такие острые шажки. Когда Петя будет спускать верёвочку – скрипочки будут играть, да? Но вы посмотрите, как это мы точно увидим, как эта верёвочка спускается.

Мы будем видеть все события. Мы будем видеть, кто за кем охотится, кто кого спасает, всё мы услышим в музыке. Не просто потому, что это будут играть разные инструменты, а потому, что музыка будет меняться, характер музыки будет меняться, образ каждого действующего лица будет в оркестре развиваться. И,  наконец, когда в конце наступить заключительная часть этой сказки, вы увидите, как весь оркестр объединится, чтобы выразить то, что уже все действующие лица думают и чувствуют вместе. Чтобы выразить то, что объединяет всех действующих лиц. Вот давайте сейчас послушаем эту сказку с начала до конца. (Звучит симфоническая сказка «Петя и волк» С. Прокофьева в записи. Звучат аплодисменты слушателей.).

Ну вот! Правда, увлекательное сочинение. Вы знаете, что в заключение я вам скажу? Могли бы вы внимательно читать такую сказку, вот в вашем возрасте, скажем? Нет, конечно. Эта сказка для Прокофьева была только канвой, только основой, на которой он построил чудесное музыкальное произведение. И вы знаете, что эта сказка исполняется не только для детей. Её играют лучшие симфонические оркестры и в нашей стране, и во всём мире. Это – сила прокофьевской музыки, его таланта!

Такая сказка нам начинает казаться увлекательной в силу своей музыкальной яркости, музыкального богатства, которые в ней содержаться. Мы когда будем играть на рояле эту сказку, мы будем вспоминать, как это звучит в оркестре, правда? Так же как мы смотрим репродукцию с какой-то картины, не красочную репродукцию, а чёрно-белую. Если мы эту картину раньше видели, мы вспоминаем – ах, какие там яркие, интересные краски. А если мы никогда не видели этой картины в красках, и будем смотреть чёрную репродукцию, мы увидим только сюжет, рисунок. Но очень многое картина эта для нас потеряет. Вот так же и это. Вот пример того,  что такое симфоническая музыка. И пример того, как Прокофьев, с какой любовью, с каким талантом, создавал свою музыку.

На этом мы нашу беседу по сказке Прокофьева «Петя и волк» и закончим. А одновременно мы подошли к концу и всего первого цикла наших с вами бесед, которые можно было бы назвать так: «О чём говорит музыка?». Какие же итоги мы можем подвести с вами сейчас? Что хотелось мне показать вам в этих беседах, о чём рассказать?

Напомню очень кратко, самое главное. Прежде всего, я хотел обратить ваше внимание на то, какую большую и важную роль играют в музыке песня, танец и марш. Особенно песня. Из песни можно сказать ведь почти вся музыка выросла. Я хотел бы, чтобы вы обратили внимание на то, что песня, танец и марш так глубоко входят в нашу жизнь, жизнь человека, что иной раз, словно даже перестают быть искусством. И становятся частицей самой этой жизни. Наконец, я хотел показать вам, что песня, танец и марш оказываются своего рода как бы мостиками, по которым нам легче войти во все другие области музыки, включая оперу, симфонию, ораторию. Войти в весь огромный, замечательный богатый мир музыки.

Потом мы говорили с вами о том, как тесно связана с музыкой человеческая речь Как они влияют друг на друга, как выразительная человеческая речь приближается к музыке, а выразительная музыка зачастую приобретает черты человеческой речи.

Дальше мы попытались разобраться с вами в том, способна ли музыка что-то изображать. Ну вот, подобно тому, как художник изображает, скажем, живую натуру на полотне своих картин. При этом мы заметили, что музыка может кое-что изображать, воспроизводить кое-какие звуки, существующие в жизни,  в природе, вокруг нас. Но эти, как мы их называем, изобразительные, или иллюстративные элементы играют в музыке всё же второстепенную, вспомогательную роль.

Главное же, что мы должны понять и почувствовать с вами, говоря о музыке, это то, что музыка, прежде всего, выражает внутренний, духовный мир человека. То есть, его мысли, чувства. И мысли, чувства одного человека, и не только одного, а многих, очень многих людей. Вот в этой, если так можно сказать, человечности и заключена главная сила музыкального искусства.

На довольно большом количестве разных примеров, которые мы слушали, взятые из музыки разных композиторов, мы услышали самые разные человеческие чувства и мысли, самые разные переживания, события, картины, в том числе картины природы, которые выражала эта музыка. Причём выражала так, что мы с вами хорошо это понимали и чувствовали. Словом, мы с вами попытались вникнуть, заглянуть в содержание музыки, а заодно хоть немножко  разобраться и в музыкальной форме, то есть в том, как эта музыка композитором построена. И мы ведь убедились с вами, что когда мы хоть что-то о музыке знаем, нам гораздо интересней её слушать, она сразу же становится нам понятнее, и конечно, гораздо большему может нас научить.

И, наконец, главное, в чём мы убедились, это то, что музыка, даже самая сложная музыка, - оперная, симфоническая, совершенно доступна и может стать понятной каждому, кто подойдёт к ней внимательно, с интересом, кто захочет вникнуть в её сердцевину, в её душу, а не ограничивается тем, что ждёт от музыки только лишь легкого, бездумного развлечения. Каждый из вас кто полюбил музыку, заинтересовался ею, пусть закрепит этот интерес, углубит эту любовь и отправится дальше в чудесный мир музыки.

Я от всей души желаю вам, дорогие ребята, самых больших, самых лучших успехов на этом увлекательном пути!

Аплодисменты.

© 2018 Кабалевский Дмитрий Борисович. Все права защищены. Поделитесь: ВКонтакте | Facebook | Твиттер
Официальный сайт советского композитора и дирижёра с удивительной судьбой. Создание сайта - «Инсторс»

счетчик посещений