Композитор и дирижёр с удивительной судьбой

Беседы о музыке. Беседа-1

Главная » Беседы о музыке. Беседа-1

Автор Д.Б. Кабалевский

БЕСЕДА ПЕРВАЯ. О ТРЁХ КИТАХ В МУЗЫКЕ 

О музыке можно говорить бесконечно долго, бесконечно много и очень по-разному. Разговор о музыке начнётся не совсем с музыки. В давние, в давние времена, когда люди ещё не умели объяснить себе очень многие явления жизни, многие явления природы, не могли ответить на такие вопросы, на которые отвечает сейчас не только пионер каждый, а октябрята смогут ответить. И в частности, они не могли ответить на такие вопросы, на которые отвечает сейчас не только пионер каждый, а октябрята смогут ответить. И в частности, они не могли ответить на вопрос: «Что собой представляет Земля?».

То, что Земля представляет собой шар – об этом люди догадались гораздо позже. И существовало очень много легенд. И одна из них, над которой сегодня уже потешаются самые маленькие ребятишки, это была легенда о том, что Земля представляет собой что-то вроде большого блина или большой тарелки, которая, чтобы не провалиться в бездну, держится на… На чём держится? Знаете. (Из зала детский голос: «а трёх китах»).

На трёх китах, да.  Вот эта легенда, которая кажется нам сегодня очень забавной, я о ней вспомнил вот почему. Потому, что как это ни странно, вам, в общем, вначале может быть покажется, но о музыке можно говорить, что в музыке существуют три кита, на которых музыка, в общем, держится и из которых музыка выросла, если так можно сказать. Это, конечно, такое условное, образное выражение: «три кита». Я имею в виду три основные формы, три основные области музыки, которые вы все очень хорошо знаете.

Я вам сыграю несколько нот, вы скажите, к какой области музыки это относится? Ну, допустим. Я вам сыграю то, что вы знаете, скажем… (звучит на рояле «Во поле береза стояла»).
Что это такое? Ну, одним словом, как определить? (Хор голосов: «Песня».)
Песню, правильно, песню я играл. Теперь, что я вам сыграю? (Звучит на рояле вступление к песне «Наш край»… Ответ: «Вальс»).

Ну, а что такое вальс? Танец, правильно. Видите, я вам даже не начал играть мелодии, правда, ещё только аккомпанемент начал, да? Вы уже сразу говорите «Танец». Правильно. Ну, а теперь я вам начну играть… (Звучит на рояле марш – очень неопределенный, без мелодии, аккорды).
Марш, конечно. Вот три кита, о которых я вам говорю. Это песня. Это танец. И это марш.

Вот эти три области, из которых, в общем, выросла почти, можно  сказать, вся музыка, Конечно, не в очень простом виде. Иногда, в очень усложненном, в очень развитом виде. И к этим трём китам ещё конечно добавляется кое-что и, между прочим, что очень важное добавляется – это человеческая речь.

Вот вы знаете, тут у вас есть ребята из разных концов страны. Вот возьмите, как говорят украинцы? Как украинская речь? Распевная, мягкая речь, певучая, правда? И украинская музыка… В украинской песне тоже преобладает такая распевность, мягкость. А вот здесь есть среди вас кавказцы – жители Кавказа. Темпераментный народ, да? Горячий народ, да? И они говорят так вот – темпераментно, горячо, правда, да? И музыка, вы чувствуете, как на музыке это отражается? Характер музыки тоже очень отличается, скажем, от украинского. Северные народы более спокойные и музыка у них более спокойная и они говорят более спокойно, так медленно.

Вот эти три основные формы музыки вы, может быть, даже и не замечаете, как они вошли в жизнь, Когда вы поёте песню и идете, скажем, на демонстрацию с песней, скажите, что, вам кажется, что вы искусством занимаетесь? Вероятно, нет, правда? Никому не придёт в голову, что он идёт с песней по улице, и он занимается искусством. Нет, у него просто потребность вот также как идти на праздник, также потребность и петь. Когда идут, скажем, солдаты, идёт воинская часть с маршем. Как, по-вашему, они что, занимаются искусством? Смешно, правда? Они, конечно, не занимаются искусством, но искусство вошло в их жизнь так вот в форме марша, скажем, что без этого они уже не могут существовать. А когда мы танцуем с вами, собрались, вот так, товарищи, друзья, в школе, или здесь, в лагере, просто дома и танцуем. Это мы что, занимаемся искусством в это время? Мы просто веселимся, просто развлекаемся, но, оказывается, что без искусства уже это у нас не выходит.

Я тут, в Артеке, несколько лет тому назад встретил одного мальчика. И этот мальчик, когда мы с ним познакомились, ничего не нашёл лучше, как для первого знакомства с музыкантом, сказать мне: вы знаете, я терпеть не могу музыки. Приятное, правда, начало для разговора с музыкантом, И он меня очень заинтересовал этот мальчик. Что это за мальчик, который терпеть не может музыка? И представьте себе, что я через два дня шёл по костровой площадке в то время, когда там зарядка происходит. Смотрю, что-то такое зарядка как-то прекратилась. Что произошло? Оказывается этот мой приятель молодой, отказался делать зарядку. Знаете, почему он отказался? А? Да. Не пришёл баянист. И он говорит, что он без музыки зарядку делать не может. Понимаете? (Смех). Вот вам. Вот как он терпеть не может музыки. Потом я обнаружил, что он великолепно вместе со всеми пел все песни, которые поют артековцы и нужно сказать, что он отлично танцевал. Значит, у него есть и чувство ритма. 

И вот значит, когда бывает, что человек говорит, что он не любит музыку, это можно сказать наверняка, что он просто по ошибке это сказал, или он музыку не знает? Невозможно любить то, что ты не знаешь. А вот эти самые области песни, марши и танцы – они вошли уже так в жизнь человека, что человек, даже тот, который действительно никогда в жизни не занимался музыкой, как искусством, все равно он всю свою жизнь прожил с песней, прожил с танцем, прожил с маршем.

И именно потому, что эти три области музыки входят в нашу жизнь так, что мы даже этого не замечаем, они входят в нашу жизнь без нашего ведома, без нашего спроса, если можно так сказать. Да? Именно поэтому любовь к музыке нельзя ограничивать только этими тремя областями.
Если вы поёте песни – это очень хорошо. Если вы любите танцевать – это тоже очень хорошо. Если вы любите идти больше с маршем, чем без марша – это тоже очень хорошо. Но этого ещё мало. Так же как в литературе, мало знать и любить только – хотя это чудесные области, - скажем, сказка народная, народная песня, маленькие рассказики, среди них бывают и гениальные рассказики, но этого мало. Ведь когда вы начинаете иметь дело с литературой, вы доходите до чего?  Вы доходите уже до самых больших, самых крупных произведений.

Правда? Представьте себе на минутку, если вы не дойдете в своей жизни до «Войны и мира» Толстого, Как вы будете считать, что вы знаете литературу и любите её? А? Вероятно, нет. Вероятно не будете так считать.

И в музыке то же самое. Песня, марш или танец проникают в самые сложные области музыки. Ну, вы знаете, все вы слушали в печальную минуту жизни вот эту музыку (звучит «Траурный марш» из Сонаты № 2 для фортепиано Ф. Шопена).

Что это такое? Кто скажет?

Траурный марш, конечно. А что это за траурный марш? Во-первых, нужно знать, что он был написан великим польским композитором – Шопеном. Знакомое имя – правда? Вот и было написано это сочинение не как марш для духового оркестра, как он сейчас играется на печальных, траурных церемониях, а этот траурный марш – это одна из 4-х частей его сонаты для фортепиано. Сочинение сложное, сочинение, рассчитанное вовсе не для того, чтобы его исполнять в концертах на рояле. Большинство из вас, я в этом уверен, слышал по радио, например, оперу «Кармен». Или хотя бы отрывки, уж наверняка… Кто её написал? Кто из вас знает? Бизе написал, да, французский композитор – Бизе. Замечательный композитор. Вы знаете, что в этой опере почти нету ничего, кроме маршей, песен и танцев. Помните, увертюра из этой оперы, первая тема увертюры (играет тему). Это же марш (напевает). 

Помните, вторая тема появляется (играет тему марша Тореадора).

Это ведь тоже марш, да? А что это такое? (играет «Хабанеру»). Это танец – хабанера. Это испанский танец. А вместе с тем это главная ария главной героини оперы. И вот так почти вся опера, а мы даже не догадываемся об этом – почти вся она покоится на трёх китах. 

А иногда переплетаются между собой. Вот скажите, пожалуйста, вы знаете, что это такое за песня? (играет «Песню о веселом ветре» И. Дунаевского. Дети начинают подпевать).

Правильно, да! Чудная песня. Кто ее сочинил? Ну, конечно, Дунаевский. Так вот, это – песня, кроме того, марш. Это – песня-марш. Видите, как они между собой слились, правда, да?  А скажите, пожалуйста, что такое будет, допустим (играет свою песню – «Школьные годы». Дети также подпевают). Что это? Конечно. Танец. Вальс. Правильно. Песня-танец её можно назвать. 
И вот знакомство с этими тремя областями, оно служит для нас мостиком в большую музыку, как мы говорим. В любую область музыки по этим мостикам нам гораздо легче войти. Но останавливаться на этом нельзя. Вы посмотрите, вот кажется такая простая вещь – марш. Вот я вам показал несколько примеров, а маршей, оказывается, по характеру столько, сколько самих маршей существует.

Вот я вам приведу ещё такой пример. Великий русский композитор – Мусоргский. Какие он оперы написал, кто из вас знает? Правильно, «Борис Годунов», «Хованщина», правильно. Еще у него «Сорочинская ярмарка», «Женитьба», да? По Гоголю. И вот одна из замечательнейших опер вообще русских, это «Хованщина».

Эта опера посвящена одной из очень сложных страниц русской истории. Когда пришёл Пётр Великий – Пётр 1 (вы знаете, что он внёс очень много нового, новые реформы), в общем, хотел перестроить и перестроил во многом жизнь совершенно на новый лад. И это встретило в свое время очень большое сопротивление, конечно. И очень, между прочим, сопротивлялись этому силы, связанные с церковью, с религией, которые отстаивали старую Русь. И было очень много в то время на Руси всяких сект, сектантов, и раскольники были. И вот они считали, что лучше погибнуть, чем пойти за Пером  на эти новшества.

И вот один из таких эпизодов Мусоргский взял в своей опере. Там есть секта раскольников, во главе которой стоял Досифей. Старец Досифей – бывший князь. И он убедил верующих своей секты, что они должны погибнуть, но не идти за Петром. Вот какой был протест. И тогда сжигали себя эти раскольники. Они входили в деревянную церковь, поджигали и сгорали эти несчастные люди, погибали, одурманенные этими самыми их вожаками-сектантами. Это трагическая страница из жизни русского народа. И Мусоргский закончил оперу вот этой сценой. И вы знаете, какую музыку он написал здесь? Он написал марш. Но какой это марш. Во-первых… Вот я вам кусочек наиграю. Вы посмотрите, какая это русская музыка. То есть, как в этом марше чувствуется дыхание русской песни. И, во-вторых, какой трагический характер носит эта музыка. Ну, вот я только начало наиграю (играет фрагмент финальной сцены оперы). Вы чувствуете, да,  какой характер? Правда, да? Как это не похоже просто на траурный марш, и как это тем более не похоже на жизнерадостные марши «Кармен». Целая картина какая-то, правда? Вы представляет е себе, как ведут этих людей на гибель, на сожжение. Вот так закончил трагически таким маршем Мусоргский эту оперу. Это на предпоследней странице оперы этот марш.

И таким образом, мы вот здесь переходим к тому, что музыка может очень ясно выразить то, что хотел композитор сделать. И нужно научиться только находить, что же здесь выражено? Вот на сегодня и все.

Аплодисменты.

© 2018 Кабалевский Дмитрий Борисович. Все права защищены. Поделитесь: ВКонтакте | Facebook | Твиттер
Официальный сайт советского композитора и дирижёра с удивительной судьбой. Создание сайта - «Инсторс»

счетчик посещений